О королях и королевах Иерусалима — 15 фактов

20.04.2012 |

О королях и королевах Иерусалима - 15 фактов

Как-то раз, слушая официальное представление испанского короля Хуана Карлоса, автор этих строк не поверил своим ушам: испанский монарх является не только лауреатом Государственной премии РФ за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности, но и королем Иерусалима. Небольшое расследование выявило историческую причину такого «самозванства»: Хуан Карлос – наследник династии королей Неаполя, которые претендовали на этот титул аж с XIII века. Так что Хуану Карлосу выбирать не пришлось – традиция, сэр, то есть, сеньор. 

2. Но у Иерусалима были и настоящие монархи. В египетском городе Эль-Амарна недавно обнаружили архив переписки царей Ханаана, который в те времена был египетской провинцией, со своими египетскими властителями – фараонами Аменхотепом III и Аменхотепом IV. Этот архив насчитывает более 300 писем, написанных по-аккадски на глиняных табличках. Шесть писем из этого архива подписаны именем царя Иерусалима Абди-Хебы (XIV в. до н. э.).

«Господин мой, Царь! Так сказал Абди-Хеба, раб твой: семью семь раз падаю я к ногам твоим! <…> Во всех странах мир, и только против меня ведут войну. Пусть позаботится Царь о своей земле. <…> Пусть позаботится Царь послать войско. Пусть пошлет Царь войско против людей, которые восстали против Царя, господина моего. Если будет войско в этом году, то останутся земли и правители городов под властью Царя, господина моего. А если не будет войска, то отойдут земли и правители городов от Царя. Взгляни на страну (город-государство) Иерусалим, не мать и не отец мой сделали меня тем, кто я есть: мощная рука Царя дала мне [его]. <…> И пусть пошлет Царь в город (Иерусалим) войско. <…> Послал я караваны Царю, господину моему, воинов, 5000 [шекелей] серебра и 18 проводников царских караванов. [Однако] ограбили их в долине Аялона. Пусть знает Царь, господин мой, что я не смогу послать Царю другой караван в этом году. Знай, Господин мой! Царь утвердил себя в Иерусалиме навечно, и не может оставить город Иерусалим». 

В одном из писем Абди-Хеба жалуется фараону на нашествие хабиру, которых некоторые исследователи склонны отождествлять с евреями, основываясь на лингвистическом сходстве слов «хабиру» и «иврим».

133-4904_23. После завоевания Ханаана еврейскими переселенцами и установления монархии и до Вавилонского плена большую часть времени в Иерусалиме правила династия Давидидов. Ее последние представители – Иехония и Седекия – умерли в изгнании. Недалеко от ворот богини Иштар в Вавилоне археологи нашли клинописную табличку, на которой указано количество ячменя и масла, полагающееся заключенным, включая иудейского царя и его сыновей. Согласно этой табличке, царственные особы получали в несколько раз больше еды, чем другие арестанты.

4. После возвращения из Вавилонского плена евреи могли лишь мечтать о независимом государстве и еврейском царе. Однако во второй половине II века до н.э. этой мечте суждено было сбыться, хотя и ненадолго. В Иерусалиме снова стали править еврейские цари, на этот раз из династии Хасмонеев.

Еврейское восстание против эллинистической селевкидской Сирии началось под руководством семьи Хасмонеев еще в 167 году до н.э., но только в 142 году до н.э. оно дошло до своего логического завершения – Иудейское царство вновь обрело независимость (на деле это означало, в частности, что Иудея не должна была платить Селевкидам дань). Шимон Хасмоней, один из лидеров восстания, получил все властные, религиозные и военные полномочия. Царского титула, впрочем, он так и не удостоился, хотя «народ был в таком восторге от Шимона, что в своих деловых сношениях и всех народных постановлениях стал писать: «…в первый год правления Шимона, благодетеля и князя иудейского»», – сообщает еврейский историк Иосиф Флавий.

5. Первым из Хасмонеев провозгласил себя царем Аристобул, а его преемник Александр Янай, значительно расширивший границы Иудейского царства, первым решился чеканить монету со словом «царь». Курс этого честолюбивого монарха на абсолютную власть привел к настоящей гражданской войне, которая блестяще описана в романе израильского писателя Моше Шамира «Царь из плоти и крови». 133-4909_2

6. Династия Хасмонеев подарила еврейскому народу не только царей, но и царицу. После смерти Александра Яная ею стала его вдова Саломея-Александра, которая оказалась очень удачным правителем. Она умело сочетала мирную внутреннюю политику с укреплением армии и грамотной дипломатией, благодаря чему предотвратила вторжение в Иудею войск царя Армении Тиграна. Со смертью Саломеи-Александры завершился золотой век династии Хасмонеев, а начавшиеся затем междоусобицы положили конец существованию в Эрец-Исраэль еврейского царства, а затем и вовсе привели к величайшей катастрофе, связанной с разрушением Второго храма и изгнанием евреев из своей страны.

133-4905_27. Впрочем, до этого в Иерусалиме и Стране Израиля еще успела поцарствовать династия Ирода. Ее основатель Ирод Великий, эдомитянин по происхождению, укрепляя свою власть, уничтожил всех оставшихся в живых представителей рода Хасмонеев, не пощадив свою жену и сыновей. «Это был человек, одинаково жестокий ко всем, необузданный в гневе, попиравший справедливость, но притом пользовавшийся большей удачей, чем кто-либо иной. Ведь он, происходя из простого звания, добился царского сана и, несмотря на тысячи опасностей, всегда ускользал от них, сумев при этом дожить до преклонного возраста», – пишет об Ироде Великом Иосиф Флавий. А римскому императору Августу приписывают высказывание: «Лучше быть свиньей Ирода, чем его сыном».
Приходится, однако, признать, что Ирод (как-то не поворачивается язык назвать его Великим) был выдающимся царем. Он осуществлял колоссальные строительные проекты, одним из которых было расширение храмового комплекса. К строительству привлекалось огромное количество людей, что обеспечивало им пропитание. С наступлением голода в 25 году до н. э. Ирод безвозмездно раздавал нуждающимся продовольствие и одежду, снизил налоги. Однако его популярности в народе это не способствовало. В Ироде видели жестокого и нелегитимного властителя, римского ставленника, узурпировавшего законную власть Хасмонеев.

8. Наследники Ирода царями уже не числились, и монархия вернулась в Иерусалим уже через много столетий. Только теперь это была христианская монархия. В 1099 году в результате Первого крестового похода Готфрид Бульонский был провозглашен правителем Иерусалима и «защитником Гроба Господня». К слову сказать, согласно известному литературному анекдоту, ратные подвиги Готфрида в русском переводе поэмы Торквато Тассо «Освобожденный Иерусалим» были воспеты стихом «Вскипел Бульон, течет во храм».

Год спустя брат Готфрида Балдуин формально стал первым королем Иерусалимского королевства и был коронован в Храме гроба Господня. Католическое Иерусалимское королевство просуществовало до 1291 года, после чего титул Короля Иерусалима стал предметом виртуального дележа между разными европейскими монархами. Хотите узнать, сколько в нем реального смысла? Спросите у Хуана Карлоса.

9. А между тем некоторые монархи все еще живут в названиях иерусалимских улиц и площадей. Это еврейские цари Саул (который, кстати, не правил страной из Иерусалима), Давид, Соломон, Езекия и Иосафат, царицы Саломея-Александра, Эстер и Елена, царица Адиабены, а также два чужака – иракский король Фейсал и британский Георг Пятый. А чтобы никому не было обидно, в Иерусалиме есть улица (всех) Царей Израиля.

133-4907_210. Имя Короля Георга одна из центральных улиц города с небольшим перерывом носит с 1924 года. В пику враждебной британской монархии бойцы еврейского подполья ЛЕХИ в начале 1948 года заменили вывески с названием улицы на новые – «улица царя Давида» (тогда такой еще не было). Когда несколько месяцев спустя было создано Государство Израиль, британское правительство обратилось с просьбой вернуть улице прежнее название. Молодое еврейское государство просьбу удовлетворило – как никак именно в годы правления Георга Пятого была опубликованаДекларация Бальфура.

11. Лет десять назад по инициативе столичной мэрии по всему городу расставили статуи львов (не забудьте, что именно царь зверей является символом Иерусалима), которых художники, дизайнеры и просто селебрити раскрасили, кто во что горазд. Наиболее внушительный лев оказался на улице Яффо – он был увенчан золотистой короной и отзывался на имя «Царь Иерусалима».

12. В 1966 году был опубликован роман Йорама Канюка «Химо, царь Иерусалима», рассказывающий о необычной и полной драматизма истории любви смертельно раненного солдата и ухаживающей за ним медсестры на фоне Войны за независимость и арабской блокады Иерусалима. До войны солдат был красивейшим юношей, настоящим царем иерусалимских девушек, но ранение перевернуло его жизнь. Книга Канюка стала израильской классикой, а в 1987 году Амос Гутман снял по ее мотивам художественный фильм.

Я всегда считал, что сюжет романа Канюка является исключительно плодом его фантазии. Но выяснилось, что у Химо был реальный прототип – Амнон Виголик. За несколько дней до обнародования Декларации независимости он подорвался на мине, и из молодого Аполлона превратился в инвалида без глаз и без рук. Как и Химо в книге Канюка, он влюбился, но понимая, что у этой любви нет будущего, решил умереть. Только точку в этой нелитературной трагедии поставила не любимая женщина, а кто-то из сердобольных врачей.

133-4906_213. Несколько лет назад на экраны вышел документальный фильм «Царица Иерусалима», посвященный Труде Дотан – «первой леди израильской археологии». Во время Войны за независимость она воевала в рядах Цахала, а потом стала звездой научного мира и крупнейшим в мире специалистом по филистимской цивилизации.

14. В 2009 году титул «Королева Иерусалима» получила голубка, выигравшая конкурс красоты, который проводился среди столичных голубей. Победительница могла похвастаться круглой головкой, коротким клювом, белоснежным оперением и соответствующим именем – Левана (то есть «Белая»), а также принадлежностью к израильской породе тимлер. Породу-то вывели в Израиле, но использовали для этого голубей, которых привезли из своих стран исхода репатрианты из Ирака и России. Так что даже родословная «Королевы Иерусалима» символична для современного Израиля.

15. Самым народным «царем Иерусалима» последнего времени можно назвать футболиста Эли Охану. В 1980-90-е годы Охана блистал в рядах иерусалимского «Бейтара», и по степени популярности ему в израильской столице равных не было. Если бы в наши дни царей избирали всенародным голосованием, я не удивился бы, если бы короновали именно его, ну или кого-то из артистов. Недаром главный герой одной из песен фанк-группы «Мерседес Бенд» так себя и величает – «Царь иерусалимского рэпа». Какие времена, такие и цари, пишет Букник.

Комментарии

К этой записи еще нет комментариев. Оставьте первый!

Оставить комментарий